Храм XXI века

Храм XXI века

Издревле на Руси в память о ­каких-то событиях, радостных или скорбных, строили храмы. С течением времени появились светские монументы, но традиция храмов-памятников не прерывалась до 1917 года. В наши дни она возрождается. Одним из таких памятников в городе на Неве станет церковь великомученика Димитрия Солунского в Красносельском районе: будущий храм посвящен жертвам теракта, совершенного 31 октября 2015 года на борту рейса 9268 в небе Синайского полуострова.

Живой памятник

— Террорист заложил бомбу в багажный отсек вместе с детской коляской, — говорит настоятель иерей Сергий Кубышкин. — Когда произошла эта катастрофа, во всех храмах города стали совершать панихиды. В записках люди часто писали: «Все, кто погиб на Синае». Раз в месяц вместе с родственниками погибших на борту самолета мы совершаем панихиды в Троице-­Измайловском соборе, где я служу. И всегда поименно поминаем каждого из 224 погибших в этом рейсе.

У отца Сергия в этой авиакатастрофе погиб друг, а также сын преподавателя. Он обратился к родственникам погибших, создавшим благотворительный фонд «Рейс 9268», с предложением увековечить память их родных и близких в православном храме.

— Отец Сергий в свое время был учеником Валерия Эрнстовича Гордина, преподавателя Высшей школы экономики в Санкт-­Петербурге, у которого в этой катастрофе погибли сын и невестка, — рассказывает Ирина Захарова, председатель совета фонда «Рейс 9268». — Валерий Эрнстович и привел отца Сергия на одно из наших собраний. Отец Сергий предложил, если мы не против, начать строительство храма-­памятника. Эта идея была встречена очень тепло, несмотря на то, что вероисповедания у погибших были разные. Так состоялось наше первое знакомство.

В феврале 2016 года представители благотворительного фонда «Рейс 9268» обратились к губернатору Санкт-­Петербурга с просьбой об увековечении памяти их родных и близких. Администрацией города было принято решение выделить участок под строительство социального центра с храмом великомученика Димитрия Солунского на берегу Матисова канала.

Этот участок был выбран по нескольким причинам. Отсюда открывается прекрасный вид на канал. Кроме того, участок находится в зоне общественно-­деловой застройки, что позволило избежать строительства в парковой зоне или уплотнительной застройки.

Конкретное расположение в квартале 38–6 было предложено главным архитектором Санкт-­Петербурга, руководителем комитета по градостроительству и архитектуре Владимиром Григорьевым: «По моему мнению, это место идеально подходит для строительства храма. Это очень интересное место, оно находится на завершении Матисова канала. Храм будет отражаться в акватории, завершать перспективу канала», — сказал он.

— В нашем центре будут совершаться добрые дела в память о погибших. Можно было бы, конечно, поставить памятник жертвам катастрофы, но памятник — это мертвое сооружение, а добрые дела, которые мы будем делать, — живые, они меняют окружающий жестокий мир, — считает отец Сергий.

Храм и памятник будут выполнены как единый архитектурный комплекс. Внутри установят доски с именами погибших. На каждом богослужении будет происходить их поименное поминовение. Поскольку в катастрофе погибли граждане не только Российской Федерации, но и Белоруссии и Украины, храм будет освящен в честь покровителя всех славянских народов — святого великомученика Димитрия Солунского.

  

Агрессивный? Значит, не православный!

— Предложение построить храм исходило от отца Сергия, но потом мы всё делали вместе: проходили согласования, ходили на все встречи, в комитет по градостроительству и архитектуре, в Законодательное собрание, во все высокие кабинеты, которые были задействованы в решении вопроса, — продолжает Ирина Евгеньевна. — Мы доказывали, что это нам необходимо, и в результате наш проект получил путевку в жизнь, хотя было немало противников. Пришлось испытать много боли, которую мы не заслужили после того, что случилось с нашими близкими. Этот храм выстрадан, и все родственники очень его ждут. Я удивляюсь, что нам вообще ­кто-то шел навстречу. Пока эти события были у всех на слуху, ­чего-то можно было добиться, а если бы мы сейчас начали, ничего бы не получилось. Во властных кабинетах — множество людей, они вроде туда посажены, чтобы помогать, но их заботит совсем другое. Отец Сергий приезжает ко мне, когда меня «накрывает», пытается ­как-то утешить. Они одногодки с моей погибшей дочерью… Я его часто спрашиваю: почему люди такие, почему у них нет никакого сочувствия? Иногда даже страшно. Есть, конечно, хорошие люди, но их не так много. Я тридцать шесть лет отработала в школе, мне всегда казалось, что правда побеждает. Но сейчас у меня нет такой уверенности…

На согласование проекта ушло четыре года.

— У нас был принцип: никакого самостроя, всё должно быть законно, — рассказывает иерей Сергий Кубышкин. — Были произведены геологические, экологические изыскания, топографическая съемка местности, оценка влияния капитального строительства на акваторию, поскольку рядом канал. Иногда удавалось договориться, чтобы исследования проводились за меньшую сумму. Кроме того, наша территория находится в зоне воздушного пути аэропорта «Пулково». В районе есть здания втрое выше, чем наш храм, и они никого не волнуют, но для строительства храма надо было получить согласие Росавиации. Для этого пять аэродромов пришлось объехать — не только «Пулково», но и все военные аэродромы. Потом надо было добиться резолюции 76‑й армии ПВО, что мы не представляем угрозы для обороны нашей Родины. Это я примерно сотую часть рассказываю всего, что было пройдено. Некоторые фирмы предлагали «сами всё сделать», но услуги их недешево стоили, да и спокойнее самому быть уверенным, что придраться не к чему. Для того чтобы построить храм, мы внесли изменения в два городских закона. Огромную помощь оказали министр иностранных дел Сергей Лавров, поддержавший инициативу по строительству храма в «Балтийской жемчужине», предыдущий губернатор Санкт-­Петербурга Георгий Полтавченко, бывший вице-губернатор Петербурга Игорь Албин, бывший советник митрополита Варсонофия и нынешний заместитель руководителя администрации губернатора Санкт-­Петербурга Валерий Калугин и многие другие неравнодушные люди. Отдельная благодарность епархиальному юристу Наталье Большаковой, всегда дававшей очень правильные и грамотные советы по земельным вопросам.

В наше время, что греха таить, строительство храмов не всегда вызывает адекватную реакцию. И здесь, как только узнали, что в районе будет церковь, сразу же сформировалась «инициативная группа» храмоборцев — ­кто-то действовал сознательно, ­кто-то поддался на провокацию. На стенах домов, автобусных остановках и т. д. появились листовки, в которых утверждалось, что храм будет построен на месте поликлиники, причем на деньги, выделенные на её строительство. Обращались с этими претензиями к губернатору, в СМИ, размещали петиции на Change.org.

— Сначала мы хотели разместить в ответ свою петицию, а потом решили, что это совершенно не нужно, — объясняет отец Сергий. — Православные не могут быть агрессивными: если ты агрессивный, ты уже не православный. Злу нужно давать отпор, не отвечая злом на зло. Разговаривай с людьми, встречайся, объясняй — но не реагируй на провокации. Мы проводили встречи с участием районной администрации, показывали всем желающим: вот поликлиника, вот храм, у них разные участки. Очень помог благочинный, протоиерей Михаил Подолей, поддержавший нас в это очень непростое время. Большинство людей успокоились. Пройдя эту школу, могу сказать, что молодых священников нужно к подобному готовить, потому что везде на местах могут найтись такие «активисты». Помню, меня просто провоцировали, хотели вывести из себя: задавали каверзные вопросы, даже прямо оскорбляли, причем делали это анонимные персонажи в сети, прячущиеся за непонятными аватарками. Тут нужно держаться, не «выдавать» ту реакцию, которую они ждут, потому что они эту реакцию запишут, растиражируют, и это будет ущерб репутации Церкви. С убежденными антиклерикалами договориться невозможно, у них всегда одинаковый набор «аргументов»: будет очередь из гробов под окнами, колокольный звон не даст спокойно спать, очередной «поп на мерседесе» будет тянуть из народа последние деньги и так далее. Но с обычными людьми, которые слушают то, что им говоришь, вполне можно прийти к соглашению. Этот опыт для всей России актуален.2 июля 2019 года было открыто разрешение на строительство первой очереди — социального центра, в феврале 2020-го получено разрешение на строительство второй очереди — храма. Уже разработан котлован, забито 169 двенадцатиметровых свай, залит фундамент (только на него ушло 700 кубометров бетона) и монолитные конструкции первого этажа. В настоящий момент идет строительство притвора и монолитных колонн храма, параллельно ведутся работы по отделке социального центра.20 июня начался очередной этап строительства храма великомученика Димитрия Солунского: были залиты бетоном алтарная апсида и перекрытие первого этажа. Продолжение работ стало возможно благодаря помощи петербургского мецената, главы фонда «Созидающий мир» Вячеслава Заренкова, который пожертвовал арматуру и бетон для заливки перекрытия храма.

— От всего сердца благодарю Вячеслава Адамовича, — говорит отец Сергий. — Благодаря его помощи для нашего храма было приобретено 200 кубометров бетона, 36 тонн арматурной стали, забито 169 свай в основании фундамента. Благотворительный фонд «Рейс 9268» обратился к Вячеславу Адамовичу на четвертую годовщину катастрофы, он сразу же откликнулся и помог оплатить стоимость свай и работ по их забивке, что позволило приступить к дальнейшим этапам строительства.

Параллельно идет строительство наружных сетей теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения.

— Строительство сетей идет настолько активно, что строители храма ворчат, что им перегородили полплощадки и не дают развернуться, — улыбается отец Сергий. — Хочу от всего сердца поблагодарить компанию «Универсал-­Строй СПб» и её руководителей, Сергея Ковалёва и Юрия Мещанина, которые уже почти год в условиях жесткого кризиса «тянут» нашу стройку. Отдельно хочу отметить архитектора нашего храма Сергея Цыцина и коллектив компании «АМЦ-Проект». Помимо высочайшего профессионализма Сергей Викторович обладает очень важным качеством — он слышит заказчика, это очень важно, потому что коммуникация настоятеля с архитектором — важнейший момент проектирования и строительства храма. У нас сложилась дружная команда единомышленников, объединенная общей благой целью — возвести храм и социальный центр на берегу Матисова канала.

— Да, нам нужна любая помощь: не только деньгами, но и стройматериалами, — подчеркивает Ирина Захарова. — Те, кто окажет нам помощь в строительстве, должны понимать, что они не просто нам помогут — они помогут огромному количеству людей, которые смогут прийти в социальный центр и в храм. Люди будут знать, что здесь их выслушают и поймут. Иногда просто теплого слова бывает достаточно, как в стихотворении Вадима Шефнера: «Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести…»

Дом для 224 душ

Жилой комплекс «Балтийская жемчужина» — один из новых районов города. В основном люди, не живущие здесь, видят его из окон машин или автобусов, когда едут в Стрельну, Петергоф, Ораниенбаум. Здесь город, в общем, и заканчивается (хотя пригороды и считаются районами Санкт-­Петербурга): с одной стороны территория будущего храма ограничена лесополосой.

Пока построен первый этаж. Он представляет собою обычное помещение со множеством комнат. Сейчас, поднявшись на второй этаж, где планируется собственно храм, видишь только Матисов канал, окружающие дома и огромное небо. Отец Сергий объясняет, что сначала введут в эксплуатацию первый этаж, где будет находиться социально-­реабилитационный центр для помощи людям, потерявшим своих родных и близких. Центр начнет функционировать, а храм тем временем будет достраиваться.

— Это будет дом для всех 224 душ — наших погибших детей, родных и близких, — говорит Ирина Евгеньевна. — На земле у них дом отобрали. Этот дом сможет объединить всех горемычных, всех, кто испытал горе. Любое — не обязательно быть жертвой терроризма. У нас много несчастных людей, и пойти им порой просто некуда. Вокруг — закрытые двери, а если человек попал в беду, у него зачастую не хватает сил в эти двери даже постучать.

— У нас в России в принципе не принято ходить к психологу, — дополняет отец Сергий. — Если у человека случается горе, он, как правило, приходит в храм. Но не всегда священник сможет уделить ему достаточно внимания — и в силу своей занятости, и из-за отсутствия психологических знаний. Бывает, человек никуда не приходит, переживает горе самостоятельно, и на этой почве у него может развиться депрессия, случиться инфаркт… или он просто начнет пить.

В социальном центре люди в сложных жизненных обстоятельствах смогут пройти курс психологической реабилитации. Занятия будут и групповые, и индивидуальные. Есть небольшая группа психологов, которые готовы работать в центре.

Отец Сергий уточняет, что «навязывать религию» здесь никому не будут: «Я убежден, что вера — личное дело каждого. В нашем центре люди смогут проконсультироваться у психологов, юристов, а кто захочет помолиться, поднимется на второй этаж — в храм».

Впереди еще много работы. Благотворительный фонд постоянно ведет сбор пожертвований. Социальный центр необходим фонду и как место для встреч. Когда Ирина Евгеньевна работала — она была директором школы, — была возможность собрания родственников погибших проводить в школе: «Но два года назад я ушла — просто сил уже нет, и теперь нам негде собираться».

Ввод социального центра в эксплуатацию запланирован на конец года. Приходом и фондом создана некоммерческая организация «Дом под куполом», которая будет здесь работать. Помимо кабинетов психологов есть актовый зал для встреч и лекций, выставочный зал, изостудия, хоровой класс, просторный холл. В планах — организация кружков и студий для детей, куда будут принимать всех, независимо от религиозной принадлежности. Это будет востребовано: район новый, инфраструктура пока не очень развита.

Важная забота — чтобы людям было удобно. Не секрет, что во многих храмах нет ничего, что делало бы нахождение там прихожан мало-мальски комфортным. А в храме святого Димитрия Солунского все желающие смогут раздеться в гардеробе, на первом этаже — абсолютно доступные санузлы. Не забыли и о маломобильных группах населения: есть и пандусы, и лифт. Храм с социальным центром — современное здание, храм XXI века, спроектированное с учетом всех требований.

— Как только центр начнет функционировать, мы, конечно, поставим временный иконостас, будем совершать богослужения, — говорит отец Сергий. — Хочется, чтобы здесь возникло место притяжения не только религиозной, но и общественной, и культурной жизни района.

 

Центр-храм. История и ход строительства

Центр-храм

О трагедии над Синайским полуостровом говорят «Сложенные крылья» на Серафимовском кладбище, где захоронены неидентифицированные останки пассажиров и членов экипажа А321, и «Сад памяти» на Румболовской горе. Но главный мемориал – храм с социальным центром на берегу Матисова канала – еще строится. С просьбой о его создании семьи погибших обратились к властям Петербурга еще в 2016 году, но получить разрешение на строительство и приступить к работам смогли лишь летом 2019-го.

– Согласование Невско-Ладожского бассейнового управления, что мы не погубим рыбу. Оценка влияния храма на работу аэропорта Пулково. Согласования 6-й армии ПВО, двух гражданских и трех военных аэродромов, – перечисляет настоятель храма святого великомученика Димитрия Солунского и социального центра «Дом под куполом» Сергий Кубышкин.

Первый этап стройки, социальный центр, обещают завершить до конца года

Отец Сергий живет стройкой каждый день последний год. Работы ведут на пожертвования и собственные средства родных.

– Кто-то пожертвовал бетон, кто-то привез арматуру, кто-то – кирпич, – рассказывает отец Сергий. – Помогают совершенно разные люди: и мусульмане, и разработчики вакцины от коронавируса. Очень большую поддержку оказывает фонд «Созидающий мир». Были моменты, когда казалось: все, ничего не получится. Но чудом стройка еще ни на день не остановилась. В ней участвует весь город.

– Строительство идет тяжело, – добавляет глава строительной компании Сергей Ковалев. – Работаем каждый день, но из-за недостатка материалов не в том объеме, в котом могли бы.

Тем не менее, уже забиты 169 11-метровых свай, залит фундамент из 80 тонн арматуры и 700 кубов бетона, а на нем вырос первый этаж комплекса. Почти весь его займет социальный центр помощи людям, потерявших родных вследствие ДТП, болезней и иных трагических событий.

К 2023 году храм-центр будет выглядеть так. Фото: Социальный центр с храмом святого великомученика Димитрия Солунского

– В России нет традиции обращения к психологу, и люди обычно идут к священнику. Но он тоже не всегда является хорошим психологом и может помочь так, как это требуется, – поясняет отец Сергий. – В центре мы откроем два кабинета психологической помощи. А если человек захочет помолиться, он всегда сможет подняться в храм, на второй этаж.

Наряду с кабинетами психологов, центр включит изо-студию, школу лепки и школу иностранных языков для детей, а также хоровой класс. Все занятия планируют сделать бесплатными.

Социальный центр рассчитывают ввести в эксплуатацию и открыть до конца года. Вторая, двухэтажная, половина комплекса, в которой разместят нижний и верхний храмы, будет готова в 2023 году.

Ирина Захарова, директор фонда «Рейс9268»:

-Идея строительства храма и социального центра пришла почти сразу после катастрофы. Обычные памятники, конечно, нужны, мы благодарили, благодарим и будем благодарить за надгробие на Серафимовском кладбище, за мемориал «Сад памяти» на Румболовской горе, но там нет жизни. А нам хочется, чтобы у 224 душ появился дом на земле, и им станет храм. И у нас получилось. Строительство еще не закончено, но панихида по погибшим уже прошла там. 

Говорят, что человек умирает только тогда, когда гибнет последний из тех, кто его знал. В храм же будут ходить все новые и новые поколения людей, смотреть на фотографии погибших в авиакатастрофе, и так ниточка жизни наших родных и близких не закончится. Они будут с нами, хотя бы духовно.

(Источник: Комсомольская правда, spbdnevnik)

Расследование и суды на протяжении 5 лет после совершенного теракта

Расследование и суды

Каждые полгода – а на время пандемии и каждые три месяца – семьи продолжают получать от Следственного комитета России письма о том, что «расследование продолжается». Часть вещей, находившихся на борту, все еще являются вещдоками.

– На каком основании продлевают расследование, нас не извещают. Даже если Египет не считает произошедшее терактом и что-то не предоставляет, наша страна должна требовать, – рассуждают родные погибших. – Иначе что это за государство?

Ирина Захарова оставила должность директора школы, но остается директором фонда «Рейс 9268»

Одни семьи давно заключили мировое с «Ингосстрахом» и «Когалымавиа» и получили компенсации по итогам судов в Москве. Другие продолжают судиться в Каире.

– 30 семей подали иски против страховой и авиакомпании, а также против властей Египта. Также сформировалась группа из 50 семей, которая планирует судиться только против Египта, но иски по ним пока не подали: ждем положительный прецедент, – рассказывают юристы, представляющие в Египте интересы семей погибших, Михаил Загайнов и Давид Кухалашвили. – Все затянулось из-за коронавируса, заседания откладываются. Процессы продолжаются. Часть исков на стадии апелляции, часть ждут подачи на кассацию.

Ранее суд Каира отказался рассматривать по существу иски семей на том основании, что страховщик оспаривал… факт нахождения 224 погибших на борту самолета и их родственные отношения с истцами. Чтобы заставить Египет признать факт теракта и смерти россиян, семьи в очередной раз обратились в МИД, к президенту и даже в Международную организацию гражданской авиации – одно из учреждений ООН. Олег Винник, потерявший в небе над Египтом супругу и двух детей, написал петицию, которую поддержали олимпийские чемпионы и звезды российской эстрады.

– Реакция на петицию была в течение первых двух недель, а потом о нас опять забыли, – вздыхает Олег Винник. – Египет по-прежнему считает, что это был не теракт, а просто недоразумение. Мы по-прежнему пытаемся добиться правды без поддержки государства. И мы будем и дальше добиваться помощи со стороны правительства и признания Египтом факта убийства наших близких.

(Источник: Комсомольская правда)

Правительство города на мероприятиях, посвященных пятой годовщине авиакатастрофы 31 октября 2020 года

У мемориала «Сложенные крылья» 31 октября  собрались десятки человек с цветами и фотографиями погибших близких в руках.

– Эта страшная трагедия врезалась в нашу память и будет в ней всегда, – сказал скорбящим семьям вице-губернатор Санкт-Петербурга Олег Эргашев. – Самое страшное, что до сих пор мы не знаем, кто виновен: ведется расследование кровавого дела, и виновные должны понести наказание. Губернатор Петербурга направил письмо в Следственный комитет. Мы всегда будем рядом с вами, всегда будем помогать. Можете на нас рассчитывать.

Слова поддержки родным погибших передал и глава городского парламента Вячеслав Макаров.

– Мы осознаем, что никакие слова не смогут стать утешением для тех, чьи близкие стали жертвами бесчеловечных убийц – международных террористов. Мы также понимаем, что организаторы теракта преследовали лишь одну цель – поселить страх в сердцах людей, подавить их мужество, волю к сопротивлению, разъединить и подчинить целые народы, – отметил Макаров. – И мы верим: их замыслы никогда не воплотятся в жизнь. Россия всегда будет стоять на позиции жесткой и бескомпромиссной борьбы с терроризмом и его проявлениями в мире.

 

На горе у мемориала «Сад памяти», где в память о погибших на борту А321 детках зеленеют 25 елочек, прошел митинг.

– Наша акция – протест против террора, надежда на то, что люди мира не допустят разрастания этого преступного безумия, – прозвучало со сцены.

Гостем митинга стал губернатор Ленобласти Александр Дрозденко.

– Терроризм не случайно называется явлением с нечеловеческим лицом: фантики не ценят жизнь, для них нет чести и совести, – отметил он. – Самое главное, что есть для нас, – это память, которую мы будем хранить вечно. Она – это то, что мы противопоставляем негодяям, которые совершили этот страшный поступок.

(Источник: Комсомольская правда)

 

Жизнь родственников спустя 5 лет после трагедии

«ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ»

Интервью родственников в день годовщины 31 октября спустя 5 лет после трагедии.

Все эти годы семьи родственников регулярно собираются у «Сложенных крыльев» и на ежемесячных панихидах в Троице-Измайловском соборе. Общаются в кругу единомышленников, делятся текущими личными историями и новостями.

– Недавно мы достроили дом с комнатой, где должны были поселиться наши дети, – признался Анатолий Пульянов – отец Романа Пульянова, который летел из Египта вместе с невестой Татьяной Мокиевской. – Жена заключила мировое с «Ингосстрахом» (сам я продолжаю участвовать в международном суде), на эти деньги мы купли машину и отправились в Крым – по местам, где отдыхали с Ромой. Лариса (супруга – Прим. ред.) стала крестной мамой, я тоже скоро станут крестным отцом. Так что детки у нас есть… Жизнь продолжается.

 

Директор фонда «Рейс 9268», мать погибшей Эльвиры Воскресенской Ирина Захарова подчеркнула: та боль, которую чувствуют родные погибших, понятна только им, – и дай бог, чтобы таких людей не становилось больше.

– Мою дочь и 223 остальных пассажиров и членов экипажа А321 просто убили. Это не было случайностью: они оказались заложниками! – зарыдала Ирина Евгеньевна. – Не думайте, что о нас помнят: о нас забыли. Что такое рейс 9268, уже приходится напоминать даже в высоких кабинетах. Прошу правительство города: мало помнить, нужно создать условия, при которых мы доживем своей век – горький, страшный, одинокий – достойно. Мы не можем молчать! Египет нужно заставить признать теракт, виновные должны быть наказаны.

– Время не может вылечить, когда у тебя забрали единственную цель в жизни, единственную радость… Время плохой лекарь. Когда это произошло, у нас был шок, мы всего еще не осознавали. Тогда еще была надежда, что это ошибка, что они вернутся. Даже когда их хоронили в закрытых гробах… Но сейчас пришло осознание. Осознание, что ты одинок. Вот что сделало время: оно просто оголило нашу боль.

– Нас забыли, – подтвердила Надежда Михайловна Садовская, которая потеряла в небе над Синаем дочь, зятя и правнучку (семья Голенковых). – В интернете пишут: «Так это из-за вас мы не можем теперь отдыхать в Египте!»…

 

В память о сыне Леониде, который летел из Шарм-эль-Шейха в Петербург вместе со своей невестой Александрой Илларионовой, Валерий Гордин основал в конце 2016 года благотворительный фонд помощи животных «Ленькин кот». Фонд бесплатно предоставляет оборудование для лечения зверей ветклиникам, приютам и волонтерам.

– Год назад мы получили президентский грант и закупили на эти средства инвалидные коляски для животных, – рассказывает Валерий Гордин. Хватило средств гранта и на закупку инфузоматов – очень нужных и дорогих аппаратов, которые помогают делать четвероногим спасительные инъекции и капельницы.

– На сегодня в нашем распоряжении есть уже 13 инфузоматов, а также аппаратура для поимки уличных животных, их переноски, содержания, лечения. Есть даже реанимационное оборудование, – отмечает руководитель фонда Ольга Карпенок. – Мы взаимодействуем с 15 крупными организациями и бесчисленным количеством волонтеров и волонтерских объединений. Помогаем каждый день.

(Источник: Комсомольская правда)

 

Акция «Шаги памяти»

Акция «Шаги памяти»

 

 

31 октября прошла акция «ШАГИ ПАМЯТИ». 12 человек, членов клуба » Шаг за шагом » прошли , каждый, от 7 до 12 километров и посвятили их тем, кто уже никогда не сможет пройти ни одного шага.

После им были вручены значки участников, а также выражена благодарность от имени фонда за сохранение памяти о погибших и поддержку родственников, потерявших в авиакатастрофе своих друзей близких.

      

 

 

Акция «224 свечи памяти»

31 октября жители из самых разных уголков земного шара зажгли свечи памяти на своих окнах. Этот свет стал ярким маячком для 217 пассажиров и 7 членов Экипажа рейса и всех родственников погибших, которые в этот день получили внимание от незнакомых, но ставших уже родными людей, на протяжении всех пяти лет незримо присутствуюющих рядом и выражающих слова поддержки и соболезнования.

1.11.2020 — Концерт-реквием «Рейс 9268»

Концерт-реквием «Рейс 9268»

 

1 ноября вечером в концертном зале «Екатерининское собрание» состоялся памятный концерт-реквием «Рейс 9268». Перед родственниками выступил вокальный коллектив «Филармония» и инструментальный ансамбль. Звучали композиции, мелодии которых каждый уже знает наизусть. Слова песен с особой болью отзывались в сердцах близких трагедии и передавали те чувства и эмоции, с которыми каждый из родственников живет до сих пор.

 

Концерт оказал сильное впечатление на родственников и друзей погибших. От имени фонда была выражена благодарность организаторам, музыкантам и певцам за участие в памятных мероприятиях и глубокое, проникновенное и душевное исполнение композиций.

1.11.2020 — Первое богослужение в строящемся социальном центре с храмом Димитрия Солунского

Первая панихида в строящемся социальном центре с храмом Димитрия Солунского

1 ноября 2020 года состоялась первая панихида в строящемся социальном центре с храмом Димитрия Солунского в ЖК «Балтийская Жемчужина» г. Санкт-Петербург. На богослужении присутствовали родственники и близкие погибших в авиакатастрофе над Синайским полуостровом.

 

Всех 224 человек вспоминали с особым трепетом и с горячей молитвой. Имена каждого будут произноситься здесь теперь всегда, после того, как полностью завершится строительство. Скоро это место станет домом не только для погибших, но и для родных, которых объединило это страшное горе.

После завершения богослужения, отец Сергий, будущий настоятель храма, провел экскурсию по территории и рассказал, на каком этапе строительства находится каждый участок центра. Родственники смогли увидеть стены будущего храма, а также обратили внимание на вид Матисова канала, который открывается перед самым центром.

Закончили этот день поминальной трапезой, на которой обсудили текущие задачи Фонда, а также ход строительства. Тепло пообщались друг с другом, поделились новостями о прошедшем годе и поблагодарили всех, кто на протяжении всего этого времени остается рядом.

31.10.2020 — Колокольный звон в храмах Санкт-Петербурга

Колокольный звон по 224 погибшим над Синаем продолжался 7 минут

31 октября в Петербурге вспоминали жертв авиакатастрофы над Синайским полуостровом, которая произошла пять лет назад. В честь 224 погибших в полдень звонили колокола всех храмов города.

Как дань памяти погибших в полдень все колокола храмов Санкт-Петербурга пробили 224 раза по числу жертв погибших. Заупокойный колокольный звон длился в течение семи минут.

(Источник: Невские Новости)